fastcult (fastcult) wrote,
fastcult
fastcult

Categories:

Том Голд о комиксах, визуальном языке и недоверии к Фэйсбуку

Untitled-1В Петербурге открывается очередной фестиваль рисованных историй «Бумфест», в рамках которого герой нашего интервью, шотландский художник-комиксист Том Голд, будет читать мастер-класс
2801217_original


В Санкт-Петербурге открывается очередной фестиваль рисованных историй «Бумфест». В рамках этого действа по всему городу традиционно проходят выставки, круглые столы и мастер-классы российских и зарубежных комиксистов.
В этом году читать мастер-класс будет шотландский художник Том Голд. Он родился в 1976 году, учился на курсе иллюстрации в Эдинбурге, а затем в Королевском колледже искусств в Лондоне. В 2001 году вместе с Симоной Ли организовал маленькое издательство Cabanon Press, где сам стал издавать собственные книги.
Сейчас Том Голд сотрудничает с такими изданиями как The New Yorker, The Believer, The New York Times и Granta. Уже несколько лет для субботнего выпуска газеты The Guardian он рисует серию комиксов, а крупнейшее независимое канадское издательство Drawn and Quarterly за последний год напечатало уже 2 его книги.
Fastcult поговорил с Томом о его искусстве, отношению к интернет-продвижению, краудфандингу и новых веяниях в комиксах.

Rise_Up

Надпись гласит: «Восстанем!»


— Довольно неожиданно было узнать, что среди британских художников нет единого мнения о том, что такое комиксы: кто-то считает их продолжением литературы, другие — недоразвитой формой кино. Немец Хённинг Вагенбрет вообще говорит, что это просто такой вид иллюстрации. Вы как-то определяете для себя это медиа?

Том Голд: Короткий ответ звучит так: очень часто, особенно когда я работаю, я вообще не думаю над тем, что за медиа, что за язык я использую. Просто стараюсь сделать здорово и интересно. И не беспокоюсь о том, в какую категорию это потом попадёт. «Комикс» — действительно довольно плохо развитая форма творчества, но возможно именно это и даёт художникам больше свободы в работе. Лично мне ближе всего точка зрения Хённинга, чем «недоразвитое кино». Иногда я думаю о своих комиксах как о своеобразных диаграммах историй. Но если совсем серьёзно, вопрос определения жанра — такая штука… Когда я работаю, то придумываю для себя самые разнообразные рамки и ограничения, — они помогают сосредоточиться и определить круг задач. Но дольше, чем продолжается работа над конкретным проектом, эти ограничения не живут. И мне бы очень не хотелось выпускать их в мир, а тем более позволять им влиять на чьи-то будущие работы.

goliath_cover

Обложка и страница книги «Голиаф». Шестистраничное превью на английском можно прочесть по ссылке (pdf)


— У вас очень особенный способ рисовать персонажей: они состоят почти исключительно из кружочков и палочек. Но при этом разные мелкие подробности, вроде пространственной глубины, теней, складок на одежде, — прорисованы с огромной тщательностью. Когда я читал «Голиафа», то сразу вспомнил Рембрандта: он часто рисовал лица и глаза на портретах большим пальцем, прорисовывая воротники и манишки мелкой кисточкой. Вы осознанно используете этот приём?

Т.Г.: Не знал про большой палец, это очень здорово. Думаю, такой стиль рисования, возможно, в менее экстремальном виде, вообще принят в комиксах. Знаменитый Тинтин, к примеру, может быть нарисован за рулём детализированной машины 30-х годов, едущей по убедительно вырисованному горному пейзажу, но его лицо при этом состоит из двух точек на месте глаз и двух чёрточек: по одной для носа и рта. Оставляя дизайн персонажа как можно простым и открытым, я, надеюсь, подвожу читателя к тому, чтобы спроецировать на него какие-то свои качества. И, возможно, заставить его больше сопереживать этому герою.

Tom Gauld

Короткая история.
«— Вы опубликуете мои короткие истории? — Нет».
Конец


— В ваших работах много чисто графических шуток. Голиаф периодически не помещается в панель на странице, некоторые речевые бабблы выглядят как молнии, если говорит, к примеру, робот. А некоторые прямо взаимодействуют с персонажами. Вы придумываете все эти ходы заранее, или они сами по себе возникают во время работы?

Т.Г.: Бывает и так, и так. Но чаще всего действительно хорошие штуки возникают прямо во время работы. С течением времени я чувствую, как развиваю собственный визуальный язык (а я считаю, что чистый и понятный визуальный язык — важная часть искусства рассказывать истории в комиксах). Но повторять одно и то же в разных работах никогда не здорово. Иногда, даже если у тебя прекрасный стиль и замечательно выработанный годами язык, стоит привносить что-то новое и встряхнуть свой творческий процесс.

готовим с Кафкой

Готовим с Кафкой. На этой неделе: лимонный пирог
«— Я по-настоящему ощущаю себя, только когда невыносимо несчастен»
«— Умереть сейчас значило бы ни что иное, как погрузить Ничто в Ничто»
«— Смысл жизни в том, что она имеет свой конец». На следующей неделе: Баноффи



— У вас уже вышло несколько отличных книг. Но не будет преувеличением сказать, что во всём мире вы прославились благодаря разошедшимся в интернете комик-стрипам, что вы рисовали для The Guardian. Не было ли у вас по этому поводу идеи запустить полноценный веб-комикс?

Т.Г.: Я обдумывал такую возможность. Мне вообще нравится идея выпустить графический роман в виде сетевого сериала. Но, думаю, это стоит делать, только если история пригодна для употребления очень маленькими порциями. Изначально я хотел сделать нечто подобное с книгой, над которой работаю в данный момент, но мне показалось, что история не очень подходит.
Думаю, интернет — прекрасная площадка для коротких и смешных историй. Но на длинной дистанции я до сих пор предпочитаю бумагу.

2


— У многих комикс-художников есть персонажи или даже истории, захватившие их на десятилетия. Например, Фрэнк у Джима Вудринга. Нет ли у вас героя, к которому вы бы настолько привязались, что его не хотелось отпускать?

Т.Г.: Нет, такого со мной не случалось. До сих пор к финалу каждой истории я всегда видел, что с персонажем покончено, и мне нечего больше сказать его устами. Хотя нет, «Охотник и Художник» были мне особенно дороги. И, полагаю, я ещё придумаю, что с ними сделать. Однажды хотелось бы нарисовать длинный сериал, в котором я бы просто взял кучу героев и отпустил их на волю, наблюдая, что с ними в итоге случится.

Tom Gauld - hunter&painter

Охотник и художник: «—Ты там? — Ага.
—Я войду? — Не, погоди.
— Как вообще дела? — Ох, даже не спрашивай.
— Может по пиву? — Сейчас, добро своё возьму».


— Вы используете социальные сети для продвижения своих работ? Facebook, Twitter?

Т.Г.: У меня нет аккаунта Facebook, мне кажется он слишком уж вторгается в личное пространство. Но Twitter и Tumblr я с удовольствием использую. И уже на протяжении долгого времени публикую свои карикатуры на myjetpack.tumblr.com.

3


— У вас есть фанаты по всему миру. Не думали ли вы финансировать свои грядущие проекты при помощи краудфандинга? Многие художники сегодня используют Kickstarter.

Т.Г.: Если бы я начал проект, подходящий такому типу финансирования, то задумался бы над самой идеей. Но пока, к счастью, у меня есть прекрасный и очень заинтересованный во мне издатель (Drawn and Quarterly — прим. ред.), который прекрасно поддерживал меня во всех недавних проектах. Конечно, десять лет назад, когда я только начинал публиковать комиксы, краудфандинг был бы для меня отличной возможностью.


— В комиксах сейчас новый бум — интерактивные движущиеся истории. К примеру, российская платформа NARR8. Думали ли вы направить своё творчество в этом направлении? Или вы считаете, что это ещё один пустой аттракцион, вроде 3D в кинематографе?

Т.Г.: Думаю, когда картинка движется, история перестаёт быть комиксом и становится анимацией. Почти каждый моушн-комикс из тех, что я видел, оставил у меня чувство, что он был бы лучше, став полностью анимированным фильмом или полностью статичным комиксом. Истории на NARR8 вообще кажутся мне ближе к телевидению, чем к комиксам. Во многом интерес к такой форме основывается на возможностях планшетов и смартфонов. Но не всегда стоит делать что-то просто потому, что технология тебе позволяет. Это как если бы мы прислушались к предположению о том, что романы станут лучше, если добавить в книгу фотографий, экспериментальной типографики и объёмных раскладывающихся иллюстраций.
Здорово видеть эксперименты любого рода, и, думаю, в какой-то момент мы увидим по-настоящему великий моушн-комикс. Но в качестве серьёзной альтернативы комиксам и анимации я эту форму не воспринимаю.
Сказав всё вышеизложенное, считаю важным добавить: я однажды надеюсь поработать над анимационным фильмом по какой-либо из моих работ.

goliathtgcom


Интервью: Алексей Серебренников

Tags: Интервью, Лента, Том Голд, комиксы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments