fastcult (fastcult) wrote,
fastcult
fastcult

Categories:

Гарри Бардин о Минкульте, анимации и нелюбви к котикам

Untitled-1Гарри Бардин о Министерстве культуры, опыте краудфандинга и возможностях российской анимации
После известия о том, что российский мультипликатор Гарри Бардин должен заплатить Министерству культуры штраф в 200 тысяч рублей, люди перечислили режиссёру вдвое больше через краудфандинговый сервис Planeta.ru.

Напомним, что мультипликатор, известный такими работами, как «Летучий корабль», «Чуча» и «Кот в сапогах» собирает недостающую сумму денег на свой фильм. «Три мелодии» были частично профинансированы Министерством культуры, но на третью новеллу Бардину денег не хватило. Заявленная на Planeta.ru сумма составляла 2,2 миллиона рублей, однако на сегодняшний день собрано уже 2 миллиона 234 тысячи рублей. Fastcult поговорил с режиссёром о его отношениях с Министерством культуры, опыте краудфандинга и возможностях российской анимации.

bardin


— Как сейчас можно охарактеризовать отношения аниматоров и Министерства культуры: аниматор остается художником или становится художественным подрядчиком?

Я не понимаю нынешних функций Министерства культуры: как оно руководит? В заботе ли оно о мультипликации, или хочет поиметь мультипликацию в том направлении, в котором это нужно государству? Вектор отношений не выстроен, и для меня не понятен. Если Министерство будет заказывать, а мультипликаторы — выполнять, ничего хорошего из этого не выйдет: творчество не подчиняется диктату. Если внутренняя свобода ограничивается властью и направляется в необходимые власти шлюзы, — это работа не для художника, а для ремесленника. Последнему все равно, о чем делать кино и про что, лишь бы платили.


— Основа вашего нового мультфильма — это три мелодии: «Интродукция и Рондо-каприччиозо» Камиля Сен-Санса, «Элегия» Жюля Массне и «Let My People Go» Луи Армстронга. Это же серьезный шаг — отталкиваться при создании работы от музыки. Чем вы руководствовались при выборе мелодий?

Отталкивался не от музыки, а от трех притч, на которые эта музыка хорошо ложится. Во-первых, это мои любимые мелодии. Во-вторых, они будут эмоционально поддерживать драматургию фильма. Я снял, а судить уже не мне. Судить смогут все, — где-то в ноябре месяце, когда фильм будет окончательно готов.



За фильм «Выкрутасы» Бардин в 1988 году получил «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах



— Чего не хватает российскому мультипликационному полному метру, что есть у жанра короткометражки?

Полному метру не хватает именно русского колорита. Нужно, чтобы он отражал наше изобразительное искусство, нашу музу и нашу ментальность. Чтобы не был лекалом американской мультипликации, а было именно нашим.
В тех пиках, которых достигают русские режиссеры в коротком метре, она больше относится к арт-хаусу, потому что несет на себе печать создателя, его индивидуальность. Это более талантливо и ярко.


1



— При создании ваших фильмов вы используете ручную работу. Как относитесь к компьютерным технологиям, в том числе к 3D? Вы им не доверяете или у них есть свои недостатки?

Для меня 3D — это аттракцион, мода, которая пройдет. Я познакомился с технологией, вижу, что все это забавно, но не более того — это не кино и не перспектива. Сидеть в очках в кино... Дело в том, что для 70% населения это вредно для зрения и подтверждено врачами. Ну, пусть сидят полтора часа в очках, если им это так нравится.



«Летучий корабль» — чуть ли не визитная карточка Гарри Бардина



— Чего, по-вашему, не хватает современной мультипликации в России?

Не хватает академии, которую нужно выстраивать, и достигать того, чтобы средний уровень был как в советские времена: тогда он был намного выше, чем сегодня.


— Как и планировали, вы собрали недостающие 2 миллиона рублей (и даже больше) для нового проекта «Три мелодии» даже раньше запланированного времени. Вы не думали полностью перейти на модель краудфандига? Или при создании анимационных мультфильмов без Минкульта не обойтись?


2



Пока не знаю. С краудфандингом попробовал один раз. Не думаю, что это нужно вводить в норму, чтобы люди собирали с миру по нитке на фильмы. Но и в Министерство культуры я в ближайшее время обращаться не собираюсь.
Я попробовал краудфандинг, и он сработал: собрали 2 миллиона и 200 тысяч, как я и хотел. Сработала модель еще, как это ни странно, благодаря Мединскому. Я не успевал на полтора месяца, и просил у Министерства культуры продления сроков, чтобы закончить работу. А они не пошли мне навстречу и ответили штрафными санкциями за пролонгацию, — тогда зрители встали на мою сторону и поддержали рублем. За сутки собрали более полумиллиона рублей. За сутки. Ответив так на штрафные санкции Мединского. Называется это «Не было бы счастья, да несчастье помогло».



«Серый волк & Красная шапочка» — один из самых титулованных фильмов Бардина, получивший, кроме прочего, первый приз жюри МКФ в Лос-Анджелесе в 1991-м году



— Вы говорили, что этих двух миллионов не хватает как раз на одну из «Трех мелодий», основанную на композиции Луи Армстронга “Let my people go”. Это достаточно большая сумма, откуда она берется? Что получается самим дорогим в процессе производства?

Вы думаете, что если мультик, то он стоит рублик. Но, если вспомните полнометражный мультфильм «Шрек», который стоил 97 миллионов долларов, при том, что почти столько же стоила его раскрутка, то 2 миллиона рублей — не покажутся такой уж большой суммой.
По большей части эти деньги идут на материалы, макеты, производство конструкций и кукол, работу с пленкой, запись музыки, запись актеров. Всё это довольно дорогостояще.


3



— Сейчас в интернете очень популярны котики, вы никогда не думали снять фильм про котиков?

Я котов не люблю.

— А почему?

Да, по кочану: женщин люблю, а котов нет.



Один из известнейших пластилиновых фильмов Бардина — «Кот в сапогах»



Tags: Гарри Бардин, Герои, Интервью, Лента, анимация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments