fastcult (fastcult) wrote,
fastcult
fastcult

Categories:

Роман Рябцев об Упоротом Лисе, проплаченных ботах и Жераре Депардье

Стоит отметить, что читать интервью с Романом Рябцевым лучше с табличкой «Сарказм». Поэтому наш вам совет — принять все с должным чувством юмора.

Рябцев, интервью


— Что для вас интернет?

— Много чего, на самом деле. Во-первых, новости, ибо телевизор я, с появлением интернета перестал смотреть. Всем понятно, что телевизоры все врут, в интернете же можно узнать какую-то правду. Общение, и много — профессиональное. Я в свое время, еще до социальных сетей, зависал на профессиональных музыкантских форумах, много чего оттуда почерпнул для себя. И потом, в принципе, благодаря интернету наша группа «Технология», которая развалилась в 90-е годы, в 2003-м году была воссоединена. Да, могу заметить, что я очень долго сопротивлялся тому, чтобы завести себе интернет, потому что я, зная себя как натуру увлекающуюся, подозревал, что меня это засосет просто с головой. В принципе, это отчасти оказалось так.

Когда я себе подключил, помнится, обычный dial-up модем, движимый чувством собственного тщеславия, я задал в поисковике свои имя и фамилию, обнаружил какое-то невероятное количество ссылок, и удивился очень. Среди этих ссылок я обнаружил неофициальный форум поклонников «Технологии», начал там общаться. Люди сначала не верили, потом возрадовались сильно. Потом начали терроризировать: воссоединяйтесь, воссоединяйтесь, все музыканты 90-х опять выходят на сцену, почему вы не выходите? Я отнекивался, но потом подумал: почему бы и нет. И вот уже десять лет, как мы, благодаря интернету, воссоединились.

Опять же, в работе очень помогает. Ну, грубо говоря, если еще в 90-е годы, даже в начале 2000-х, я сводил какую-то песню и мне приходилось с дат-кассетой ехать на другой конец города, к другим режиссерам, сейчас я просто отправляю файл. Мастеринг, например, спокойно делается в Питере, там Антон из группы «Чугунный скороход» мастерил нам последний сингл. Обложку для нашего первого сингла, например, я у одной из френдесс в ЖЖ «подрезал» просто, она сфотографировала экскаватор, мне это очень понравилось, я попросил фотографию на обложку. Все это творчеству весьма и весьма помогает.

— А какой контент сейчас потребляете в основном: развлекательный, новостной, или что-нибудь еще?

— Всего понемножку. В Facebook в моей френд-ленте есть все: новости, музыка интересная, все в сбалансированном виде. Опять же, во многом благодаря тому, что это удобно и быстро — с телефона, на планшете.

Рябцев, интервью


— Как думаете, почему Google+ не достучался до аудитории?

— Я не понимаю, почему он загнулся, хотя сервис, в общем-то, неплохой, продуманный достаточно. Вот эта фишка с кругами допуска, так сказать, к телу, к информации. Тем более странно, что пользователей Android, где Google+ просто как родной интегрирован, достаточно. Проблема во многом, я думаю, из-за названия идиотского. Не, ну, серьезно, в нашей стране в конце 80-х — начале 90-х годов всякие однодневные конторы, которые отбирали деньги у населения, обещая высокие проценты, либо продавали какое-нибудь дерьмо за бешеные деньги, либо еще что-то, как правило, назывались «плюс». Началось все с «Европы-плюс», которая называлась «Европа-плюс-Москва» изначально. Само-то радио во Франции называется «Европа-2», «Европа», а у нас «Европа-плюс Москва». Потом «Москва» отпала, так как они расширили сеть вещания, получилась вот эта «Европа-плюс». И была куча всяких контор, в общем, любое слово — и «плюс». С буквой «М» еще очень любили: «Экстра-М», «Мвидео» — осталось до сих пор. Вот этот какой-то период дичайшего накопления капитала, вот этот «плюс», лично у меня ассоциируется с негативом.

Ну, и слово «мордокнига» — оно как бы говорящее за себя. Facebook — говорит за себя. Слово «Живой Журнал» — «LiveJournal» — тоже говорит за себя. То есть понятно, что это такое. А что такое Google+? Все знают, что Google — это поисковик, а что такое «плюс»? Плюс что — непонятно совершенно.

— Какие мемы вам запомнились в последнее время?

— Безусловно, это «Упоротый лис». Конечно, он герой. По мощи психотропного воздействия с «упоротым лисом» вряд ли что-то может сравниться за последние где-то полгода, мне так кажется.

— В чем секрет его успеха, как думаете?

— В его исключительной «упоротости». Потому что на волне его успеха было очень много подборок с безумными чучелами, просто отвратительно выполненными, уродски сделанными, и т. д., и т. п. Но дело в том, что лис — он очень трогательный, он очень грустный, он, действительно, какой-то «упоротый». Его жалко. Сидит в такой позе человеческой очень. И вот что-то вызывает ассоциации из детства, какие-то детские мультфильмы советские, добрые, каких-то зверюшек таких, как лиса и баран, например. Ну, не знаю, что-то в нем есть такое очень домашнее, очень свое.

Рябцев, интервью


— Скажите, а вы делали когда-нибудь самостоятельные демотиваторы?

— Постоянно, последний раз вчера. Я сваял фотографию очень толстой милиционерши, стоящей в ограждении. Она очень похожа на новую птичку из Angry Birds. За счет пилотки, как клюв. То есть, такая Angry Birds — максимум разрушений. Ну, фотография, действительно, адская. Я просто их никогда не размещаю на сайтах демотиваторов, потому что по ублюдочности комментаторов сайты демотиваторов — это просто «намбер ван». Такое впечатление, что там тусуются исключительно какие-то школьники под «Ягуаром», которые на любую самую абсолютно хорошую картинку с хорошим текстом просто выливают потоки грязи. Поэтому смысла туда поститься я не вижу просто.

— Как бы вы охарактеризовали современных юзеров интернета? Что сейчас происходит в блогосфере?

— Происходят какие-то странные вещи. Во-первых, в связи с предыдущими всякими выборами, развелось дичайшее количество ботов нашистских, явно проплаченных людей, которые ползают по всем сетям, — это одни и те же люди. Например, мои друзья уехали в Италию, на Сицилию, завели там свое дело, свою туристическую компанию маленькую, и по этому поводу запостили в сообщества «Один день» и «Пора валить», сообщения. Просто: их день на Сицилии, и рассказ о том, как они купили там дом. Я не знаю, какую халупу в дальнем Подмосковье можно купить за эти деньги. Никакую. И тут же набежали комментаторы: вы все врете, вы все придумываете, это ложь, невозможно. Когда я стал защищать, потому что я их лично знаю и знаю, что это правда, началось: меня обвиняют, что это якобы мой друг под другими никами пишет, валите отсюда, предатели… Зашкаливающая ненависть, явно срежиссированная установками сверху, такой вот квасной патриотизм омерзительный. Настоящее последнее прибежище негодяев.

В общем-то, я глубоко убежден, что человек должен жить там, где ему хорошо. Если ему хорошо на Сицилии — пусть едет жить на Сицилию. Если ему хорошо в Перми — пусть остается жить в Перми. Депардье вот хорошо в Грозном будет, или в Саранске, вот он будет метаться. И это личный выбор человека, точно так же, как с кем жить, с кем трахаться, какой ориентации быть — это личный выбор человека, и говорить, что если человек гей, и обвинять его в том, что он предает демографию и разрушает российское государство — это по меньшей мере просто омерзительно.

Рябцев, интервью


— Кстати, говоря о Депардье. Кого бы вы хотели видеть нашим соотечественником?

— Я бы никому не пожелал этой участи. Правда.

— А если пофантазировать? Первым делом после Депардье все стали ждать Сашу Грэй.

— Ай. Да нет, ну, что ей тут делать? Кино ей тут не дадут снимать. Она же давно ушла из большого порно. Каким-то кино типа серьезным занимается. На наше кино без слез смотреть, в общем-то, сложно. Не знаю, здесь беда в том, что реализовать себя становится уже невозможно, к сожалению.

— С какими проблемами сталкиваются сейчас художники, музыканты, творцы?

— Все та же коррупция, в которую упирается вообще и все остальное. Вот она как была, так никуда и не делась. На моей памяти есть только один пример, когда программного директора одной крупной радиостанции уволили за взятки. И все. Все остальные благополучно на местах… Основная проблема вообще нашего искусства в том, что если ты не в определенной, скажем так, обойме, которых теперь несколько, ты — в пролете. Вот был в свое время силен так называемый «пугачевский клан». Про это даже какие-то фильмы документальные снимали. Есть Алла Борисовна, вот вокруг нее все пляшут, вот как вокруг нее все лебезят. То есть, если не в «пугачевском клане», если королевишна тебя не приголубила, не приютила, то, в общем, все. Если ты ей чем-то не понравился, тебя надо зарубить. Сейчас другое. Всем известно, например, чей любимый певец Стас Михайлов, за счет чего, собственно, ему такие шикарные условия достаются. Возвращается что-то такое…

Моя профессиональная карьера началась уже на излете Советского Союза, и в период его распада. Но, когда я в 1987-м году выступал на одном рок-фестивале, мне было 17 лет на тот момент, я исполнял три песни и был вынужден написать тексты песен и отдать в райком комсомола на их утверждение. В общем, я думаю, что все идет примерно к тому же. Списки запрещенных слов на телевидении уже есть, пожалуйста. Цензура страшная. Причем, самое страшное — что самоцензура ужасная. У людей на телевидении, в частности. Люди просто боятся сказать что-нибудь лишнее про власти: про власти светские, про власти религиозные. Не дай Бог чего. Люди реально боятся. Когда камеры выключают, люди говорят: вы что, с ума сошли, такие вопросы задавать, как можно про это говорить? И телевизионные начальники тоже самоцензурируются. Хотя им нет прямых указаний. Но, опять же-таки, как бы чего не вышло, не дай Бог, — такой вот «совок», «совок» в самом страшном замшелом виде. Цензура сейчас уже уровня брежневских времен.

Рябцев, интервью


— Какой фильм из недавно просмотренных вам наиболее запомнился, понравился.

— Во-первых, «Сумерки», своей омерзительностью. Мне пришлось пойти с девушкой, она настояла. Наверное, многие мужчины через это прошли — посмотреть «Сумерки». Я понял, что во мне женского начала, видимо, совершенно нет. Единственное, что мне понравилось, — сцена драки, хорошо снята. Он своей тоскливостью запомнился. А буквально позавчера посмотрел достаточно не новый уже фильм, но все никак руки не доходили, в нашем переводе почему-то называется «Один плюс один», — «Неприкасаемые», совершенно прекрасный фильм, очень добрый, очень хороший. Я вообще, в принципе, люблю французское кино.

— Депардье, опять же, наверное.

— Нет, Депардье шикарный актер! Дело в том, что все эти злобства и ругань насчет Депардье — ерунда. Он может себе позволить, он заслужил право устраивать такие чудачества: принять российское гражданство, принять квартиру в Саранске, звание почетного удмурта. Почему нет? Ну, мужик дуркует, он может себе позволить. Он уже велик, в общем-то. Это как Майкл Джексон, который спал в барокамере, завел домашнего шимпанзе, и так далее. Он был великим музыкантом, он мог себе позволить, не обращая внимания на общественное мнение, творить какие-то чудачества. Так же и Депардье, в общем-то. Если Депардье завтра откажется от российского гражданства и примет гражданство Конго, у нас, в общем-то, на это не отреагировали бы. Просто у нас все всегда принимает какие-то гипертрофированные, уродливые формы, как, например, звание почетного удмурта. Ну, бред, смешно. Хотя, конечно, там в Удмуртии у них все очень сурово. Я неоднократно бывал в Ижевске. Они же там язычники. Мы как-то ехали на машине из аэропорта. А там погода шикарная, солнце светит. Мой администратор говорит: «Вот, надо же, солнце совсем не так, как в Москве, светит, такая погода». Водитель на полном серьезе, без тени шутки, отвечает: «Конечно, у нас же солнце свое». Вот так вот, без шуток.

— Скажите, какой вид искусства вы сейчас считаете наиболее красноречивым, доступным для восприятия людьми?

— Искусство… Живопись, на мой взгляд, вообще закончилась где-то в позапрошлом веке. Ну, в прошлом, хорошо. Я вообще люблю реалистическую живопись, я в этом плане консерватор. Воспитывался на альбомах с античным искусством, ходил в музеи. Грубо говоря, репродукции в учебнике «Родная речь» — вот классика, Брюллов — это живопись. Малевич, на мой взгляд, это не живопись. Я консерватор страшный в этом смысле. Черт знает, восприятие зависит от степени образованности воспринимающего. Та же музыка, она же бывает разной. Бывает танцевалка, бывает King Crimson. И то и другое — музыка, Кинг Кримсон сложен для восприятия, а Натали и «Ветер с моря дул» - восприимчивей некуда. Когда-то было хорошее искусство видеоклипа, которое, к сожалению, умерло с кончиной музыкальных каналов. Очень редко снимаются интересные видеоклипы, именно где сочетание визуального ряда и музыки может оказать воздействие на человека, действительно тронуть как-то за душу, за сердце. Только интернет, так сказать. Не знаю, вообще, все как-то безнадежно, все как-то плохо. Мы все погибнем.

— Как бы вы оценили ваши видеоклипы?

— У нас их очень мало. Они омерзительны. У нас есть только один хороший видеоклип, последний, снятый в 2006-м году, — «Дивный новый мир». То, что мы снимали в 1990-м году, — это снималось в том же любимом нашем Ижевске. Кажется, клип обошелся в 100 долларов. Мы были сами режиссеры, все это было снято «на коленке», без смеха на это смотреть невозможно. Потом был омерзительный клип «Нажми на кнопку», который мы, увидев первый раз, ужаснулись и запретили его к показу. Мне очень стыдно каждый раз, когда кто-то на Youtube на него дает ссылку.

— В чем секрет этого невероятного успеха корейца PSY?

— Просто очень привязчивая песня, которая сконструирована из всех имеющихся на данный момент танцевальных штампов. Я, как аранжировщик, просто вижу там все кусочки — все, что нужно. То есть, она именно не сделана, а сконструирована.

— А в чем секрет вечной популярности котиков?

— И до интернета люди любили кошек и заводили. Если в Древнем Египте люди поклонялись им. Кошка — это, на самом деле, очень такой мощный антистресс. У меня всегда, всю жизнь были кошки. Последние лет десять я постепенно стал собачником. Кошки все-таки подчиняют себе человека, своим поведением. Они умильные, они няшные, они мимимишные, хочется тискать, и рожи строить.

Рябцев, интервью


— Роман, хочется сказать вам спасибо за возможность общаться сейчас здесь… Что вы можете сказать о той странной истории с вашей поклонницей, поблагодарившей вас за возможность общаться на Facebook?

— На самом деле, самое смешное, что, зайдя к ней на «стену», я обнаружил, что не только мне, а еще многим людям, абсолютно ту же фотографию, с таким же текстом. Просто люди добавляют ее в друзья, она за это им посылает эту фотографию. Просто у меня подписчиков больше, читателей, поэтому это так вот понеслось. С легкой руки, кстати, этих моих друзей, которые на Сицилию уехали. Они это дело увидели, и тут же запостили мне первую пару постов, со своими котом и собакой. Ну, и тут уже… Сочетание официозного вида этой дамы с таким достаточно официозным текстом, как-то не принятым на Facebook — это просто был разрыв шаблона, люди так не общаются в интернете. Это выглядело как официальное письмо в конвертике с золотым обрезом. Спасибо за вас… Конечно, порвало мозг вообще. Изначально я посмеялся, я не думал, что это разовьется в такой флэш-моб страшный. Ну, сейчас как-то это дело пресек и закрылась тема для публикаций, потому что люди уже не могли остановиться, постили в ней всякую гадость, порнуху. А у меня еще концерт в этот день, я не успевал просто все это дело стирать, особо оголтелое. Меня все-таки приличные люди тоже читают, их много.

— Сколько кнопок в своей жизни вы нажали и сколько результатов получили?

— За сегодняшний день — очень много. На машине привод переключал, по телефону звонил, чайник включал, неоднократно… На самом деле, чудом совершенно, непросчитанно, родилась эта крылатая фраза. Первый раз это был заголовок в газете «Московский комсомолец», я увидел в 1992-м году, обалдел, думаю: ну, надо же, песню процитировали. Сейчас уже, честно говоря, просто мутит от этой кнопки. Впрочем, я представляю, что Пола Маккартни точно так же тошнит от Yesterday, Red Hot Chili Peppers — от Under The Bridge. Раз в год мы делаем новую аранжировку, чтобы совсем не было тоскливо. Но когда поешь старые песни, сколько ей, 23 года этой песне, то поешь, не понимая слов, механически. Текст уже просто механически проговаривается. Когда более свежие песни поешь — там уже как-то выкладываешься от души. Пожалуй, сравнение такое, как в фигурном катании: есть обязательная программа, и есть произвольная. «Кнопка», «Танцы», «Полчаса» — это обязательная программа, а произвольная — это что-то более свежее.

Интервью: Галя Бушуева
Фото: Даниил Томилов
Tags: Галя Бушуева, Герои, Интервью, Роман Рябцев, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →